Игра в зло под названием «Хэллоуин»

0
698

       Мир стремительно уменьшается в своих размерах. Жить становится тесно. Все, за малым исключением, находятся на расстоянии вытянутой руки —  интернет, сотовая связь или под витрины телевещания. Закрытые некогда двери не защищают от внимания тех, кому любопытны наши жизни и мы с удовольствием наблюдаем за всем миром в ответ. Таким образом, наглядной становится бытность других людей, особенности нравов народов, культура в масштабах племен и наций. И многое, что покажется примечательным, заимствуется. Люди как сороки: тащат себе в быт традиции, обычаи и праздники других народов, будто бы это блестящие драгоценности, способные насытить их жизнь. Одним из таких приобретений стал яркий, цветастый праздник запада «хэллоуин». Но такая ли это драгоценность как кажется на первый взгляд?
Образ халлоуина — это темная ночь, большая луна в небе, мишура и украшения, конфеты и сладости, дети и взрослые, переодетые в костюмы. Ярко. Только в душе зарождается беспокойство, когда, приглядевшись, осознаешь, что ночь холодна, ведь на пороге 31 октября, костюмы олицетворяют злых персонажей, украшения в виде вещей, которые в повседневности вызывают брезгливость, конфеты, которые выдаются после весело произнесенных: угощение или смерть – слов. Что же за противоречивый праздник? Начнем в первую очередь с его истории.
Корни хэллоуина уходят далеко в прошлое. Известно, что его основы летят к кельтской культуре. У него языческая основа. Кельтские племена, жили много лет назад на территории современных Англии, Ирландии и Северной Франции. В их понимании календарный год состоял из двух частей. Зимы и лета. 31 октября, в первую из самых холодных ночей, теплая половина года, по заключению Кельтов, уходила, оставляя народ во власти жестокой зимней поры. К данному событию также присовокуплялось окончание сбора урожая и еще одно неприятное событие, от которого и произрастает современный хэллоуин. Этой особенной ночью, между створками двух половин года, духи мертвых и потусторонние сущности могли спокойно пройти из обжитых ранее мест в мир живых. Эта ночь называлась кельтами самайном или самхэйном. Большинство гостей из другого мира являлись спутниками бед в понимании кельтов. Для того, чтобы остаться невредимыми до пришествия первых солнечных лучей, когда духи мертвых и демоны уйдут обратно в свои миры, кельты предпринимали различные усилия, дабы все прошло благополучно. На улице оставлялись угощения, чтобы задобрить пришедших духов. Весь народ стекался к разожжённым языческими жрецами кострам и приносил жертвы, которыми можно было бы удовлетворить тех духов, которых не задобрили прежние оставленные приношения. После жертвоприношений кельты зажигали от костров светильники и несли их к себе домой. Овощи также являлись атрибутом этой языческой традиции. Как нечто, оставшееся в напоминание о светлых и теплых днях, они должны были служить защитой от существ тьмы, бродящих в эту недружелюбную и холодную ночь. Такой обычай сохранялся в кельтской культуре вплоть до первого века нашей эры, трепетно передаваясь из поколения в поколение. Далее последовало вторжение римской империи.  Их традиции не сильно повлияли на вид проведения кельтского самхэйна, Более того он органично сочетался с римским праздником в честь воспоминания усопших.
Большие изменения несло грядущее появление христианства. В 313 году христианство в римской империи становится реальным противовесом язычеству, а затем и главной религией. Падение империи Рима также послужило скорейшему распространению христианства и по всей Европе. Праздник, как языческая традиция, вступал в конфронтацию с христианской верой, и она постепенно начала вытеснять самхэйн. 13 мая 609 года папа римский Бонифаций IV освятил центральный храм язычников под названием Пантеон в честь пресвятой Богородицы и всех святых мучеников. Такое событие ознаменовалось как день всех святых. В середине VIII века папа римский Григорий III освятил 1 ноября одну из капелл собора святого Петра и в честь этого события передвинул дату празднования Дня всех святых на 1 ноября. Этим указом папа Римский хотел окончательно искоренить праздник самхэйн, заменив его благочестивой традицией празднования памяти всех святых. Весь предыдущий день перед праздником люди должны были провести в молитвенном ожидании грядущего церковного праздника, но укоренившиеся языческие традиции проявили себя и в этих новых обстоятельствах, образовав гремучую смесь из древней традиции проведения дня мертвых и подготовки к грядущему христианскому празднику. Ночь перед праздником, в староанглийском языке, звучала как All Hallows Even (Вечер всех святых), или сокращенно — Hallowe’en, еще короче — Halloween. Так данный праздник и получил свое название. Долгие годы в англоязычных странах хэллоуин был тесно связан с празднуемым 1 ноября днем всех святых. Попытки христианизировать старые традиции шли с переменным успехом. Католики, в назидание людям, устраивали костюмизированные представления о душах находящихся в преисподней, в надежде возбудить в людях совесть и страх смертный. Хождение по домам было излюбленным занятием нищих и способом получить деньги и еду взамен на обещания молиться за усопших. Украшения всегда были атрибутом праздника и в самом начале они не были пугающими. В это время канун дня всех святых меньше всего походил на современный хэллоуин и в первую очередь был торжественным ожиданием католического дня всех святых.
С течением времени и благодаря таким причинам как эмиграция, потеря доверия к католицизму и в первую очередь из-за угасания в людях веры – внешний вид и содержание праздника начали меняться. Из-за отвержения христианских ценностей важными в умах людей становятся только маскарады с костюмами различной нечисти, угощения, украшения и другие атрибуты праздника. Самое глупое и неважное в данном событии стало его основой. И здесь кроется страшное. Современный хэллоуин не имеет ничего общего с благочестивой католической традицией ожидания дня всех святых. Кто из проводящих его сейчас вспоминает о святых? Только ради потехи.
В Россию хэллоуин проник сравнительно недавно. Как яркая поделка человеческих рук на полке в супермаркете. Он в одном ряду с пачкой чипсов и сигаретами привлекает наш взгляд своей яркой этикеткой.  При первом рассмотрении привлекают в этом празднике сразу несколько вещей. Его цветастость, несвойственные нашей культуре способы времяпрепровождения и атмосфера, очаровывающая своей мрачностью и непосредственностью. И вот первыми приобретают этот праздник молодые люди, падкие до экзотических способов развлечения. И вот хэллоуин приходит в наши дома и смотрит мордами нечисти, нарисованными на лицах людей, скалится из окон тыквами из папье-маше и снова и снова по спине пробегает дрожь. Отчего же это недоверие к празднику?
Отсутствие самопознание и света нравственных идеалов рождают в человеке страх перед собственным сознанием и перед окружающей действительностью. Без евангельского света и благодати Святого Духа мир человека, как внутренний, так и внешний, становится темным пятном в создании, в котором явно обитает нечто, чего человек будет бояться всей душой. Духовный мир постоянно напоминает о себе и здесь рождаются несколько способов спасения помимо причастия Святого Духа через общение с Богом. Развлечения рождаются из потребности человеческой души не замечать внутреннюю тьму. Отвлечься от смысла насущных проблем, а также от гложущего страха перед неизведанным духовным миром. Но развлечения – это ненадежный способ принести себе душевное облегчение. Далее бездуховный человек ищет мистики и раскрывает свою древнюю потребность взаимодействия с духовным миром через обряд. Отвергая Бога он будет действовать как язычник. Хэллоуин в начале преподается как средство развлечения. таким он рекламируется. Но вспомним его историю. Изначально хэллоуин это самхэйн, мрачный языческий перечень ритуалов, для задабривания, приманивания и отпугивания различных духовных сил. Можно наивно предполагать, что мы перенимаем с этим праздником и многолетние труды католиков по христианизации данного времяпрепровождения. Здесь мы люто ошибаемся. Как уже было доказано ранее в современном хэллоуине не осталось ничего христианского. Тем более нельзя перенять христианскую идею, не имея при этом внутренней духовной глубины. С чем же тогда остается человек празднующий хэллоуин? С оккультным по своей природе набором традиций древнего самхэйна. Любой человек, по глупости, принимая этот праздничный карнавал, подвергает себя опасности, так как за ни к чему не обязывающим способом времяпрепровождения кроется ряд языческих традиций, который очень несложно наполнить подобающим смыслом. Гадания, ритуалы, злые розыгрыши — это лишь самые грубые проявления языческой составляющей праздника. Самой опасной частью является чувство будоражущего удовольствия от своего отношения к существу тьмы, образ которого надел на праздник. Опыт причастности злу и отведения ему, пусть и крохотной, части своей жизни.  Игра в зло, которая, благодаря хэллоуину, становится привычкой. «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин.1:5) Христианин призван придерживаться добру, искать благодати Святого Духа и ненавидеть зло.  Как же теперь относиться к хэллоуину, если по сути своей он подталкивает к добровольному согласию человека с присутствием темных сил и к принесению жертвы им в качестве своего внимания и времени. Человек не может поступать так без отчуждения себя от Бога. Этот образ мысли ведет к душевным и телесным болезням. “Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне” (Матф.6:24). Наибольшее волнение вызывает мысль о том, насколько уязвимы здесь дети, пытающиеся раздобыть как можно больше угощений для себя в эту ночь. Их совесть, разум и будущее подвергается опасности, так как они приучаются терпеть язычество и принимать присутствие злых сил в себе и в своем окружении как должное. И даже если вы наденете безобидный костюм, то ребенок будет видеть своих наряженных в монстров друзей. Что тогда убережет его от душевного вреда? Те, кто не будут воспринимать зло и злые силы как врагов, обречены сдаваться им без боя.
Праздник, который проник к нам в связи с мировой глобализацией это опасное занятие для взрослых людей и разрушительный опыт для детей. Под наигранностью и шуточностью кроется насилие над душами, которое очень тяжело уврачевать. Хэллоуин — не сказка про злые силы – это игры со злом, игры в зло, которые в скором времени и без нашего на то протеста станут массовыми и будут обязывать к себе тех, кто не должен страдать из-за этой дьявольщины. Нельзя потакать этому празднику. Нельзя соглашаться с ним. Нельзя говорить: «У нас есть более серьезные проблемы, на которые следует обратить внимание, на что нам еще бороться с каким-то праздником»? Нельзя, чтобы традиция хэллоуина стала еще одной бедой нашего народа.

диакон Никита Савин

halloween halloween-cadilar-bayrami